Russian state University for Humanities
Russian Academy of Education
Institute to History and Theory of Pedagogy
Scientific pedagogical library im. K.D. Ushinskogo
Russian state library
State public history library

 

 

Abstracts

Ascenzi Anna

Building national identity in post-unitary Italy through history textbooks or the primary schools (1861-1900)

In the last two decades, Italian historians of education began to focus on the role exerted by the school and the educational institutions, once the Unification process was achieved, in shaping a national feeling and in the diffusion of the common civic identity between the populations of the peninsula. In connection to this, a role of primary importance has rightly been devoted to the school textbooks, considered as the main vehicle of the ideology of the ruling classes and the tool of the transmission of peculiar and ethic and civic of bourgeois roots cultural models.
Through the analysis of a considerable and selected collection of history textbooks for elementary schools, published between 1861 and the end of XIXth century, which is during forty years after the national Italian Unification, the A. underlines the particular role exerted by this subject in the civic and political education of the young generations.
In particular, in his reconstruction the A. focuses his attention on some particularly relevant questions in order to study in depth the characteristics and the role exerted by school textbooks:
a) the origin and the first development, on the background of the growing national school publishing houses, of a peculiar trend of history textbooks for the primary schools;
b) the evolution of the ideological contents of the history textbooks destined for the primary schools in relation to the changing political and cultural context of the period between 1861 and the end of XIXth century;
c) the history textbooks and their didactical utilization by the grade teachers: the different narrative typologies (historical novels, biography of important figures, reading of documents, utilisation of literary remembrances etc.), the language used by the authors of the textbooks and the growing importance of illustrations.

 


 

Сергиенко Инна Анатольевна

Книга для первоначального обучения в России в последней трети XVIII века

Книга для первоначального обучения, созданная в традициях просветительской литературы и отвечающая основным требованиям своей эпохи, появилась в России в последней трети XVIII в. Количество её изданий за этот период таково, что позволяет говорить об этом массиве как о новом типе учебной книги. Особенности содержательного контента этих книг, методики подачи материла, характера оформления изданий, своеобразие идеологических концептов свидетельствует о разрыве с традицией старопечатной учебной книги. Представленная уже не только азбуками и букварями, но и универсальными и отраслевыми учебными пособиями, иллюстрированными образовательными изданиями, энциклопедиями и пр.,просветительская книга для первоначального обучения является интересным и, на сегодняшний день, малоизученным предметом для исследования.
В данном докладе рассматривается специфика этого типа учебной книги, дается характеристика её репертуара в качественном и количественном отношении за поcледнюю треть XVIII в., освещаются некоторые аспекты социо-культурного контекста этой литературы.

 


 

Ауров Олег Валентинович

Юлиан Толедский и его «Грамматика» в культуре вестготской Испании

В центре внимания в предлагаемом докладе находится фигура Юлиана Толедского (ум. ок. 690 г.), выдающегося политического и церковного деятеля и писателя, одного из последних представителей традиции великого Исидора Севильского (ок. 570 – 636). Одним из наиболее известных его произведений стала «Грамматика» (Ars grammatica), учебник грамматики, который в данном случае выступает в качестве основного объекта исследования.
В докладе рассматривается следующий круг вопросов:
- Юлиан Толедский как автор грамматики: причины и обстоятельства создания текста;
- Потенциальная аудитория «Грамматики»; учебник Юлиана в истории испанской школы VII в.;
- Место грамматики в системе учебных дисциплин; цели и задачи преподавания;
- Общая структура учебника, степень ее соответствия этим целям и задачам;
- «Грамматика» Юлиана в контексте позднеримских и раннесредневековых «Грамматик»: общее и особенное;
- Приемы подачи материала, используемые Юлианом; - Источники примеров, используемых в учебнике для иллюстрации грамматических правил; методы и приемы цитирования; круг чтения и культурный кругозор образованного испанца VII в.
- «Грамматика» Юлиана после VII в.: рукописная традиция и история распространения текста.

 


 

Брагоне Мария Кристина

Традиционное воспитание и новый этикет для молодежи Петровской эпохи

Предметом выступления является известный учебник Юности честное зерцало (СПб., 1717). Данный учебник состоит из более традиционной части, содержащей список букв алфавита, слоги, выдержки из Библии и числа, и из части с указаниями из разных авторов, касающимися подходящего поведения и предназначенными для молодых юношей и девушек.
Особое внимание будет уделяться второй части учебника с целью определения его места среди произведений, содержащих поведенческие указания (например, Домострой Кариона Истомина, перевод De civilitate morum puerilium Эразма Роттердамского, сделанный Епифанием Славинецким и И.В. Паусом, перевод части De l’Éducation des filles Фенелона, сделанный И.В. Паусом), и установления источников, использованных автором.

 


 

Власова Татьяна Анатольевна

Плотникова Анастасия Петровна

Визуальная репрезентация этнических маркеров в современных удмуртских и русских букварях

Опыт сравнительного анализа визуального ряда русских букварей и учебников родного языка для начальной школы показывает, что сложились конвенциональные приемы изображения этнических групп. К числу этих приемов относится отображение связи образа «этнического» персонажа с гендерной принадлежностью, возрастом и сельским образом жизни. Однако, иллюстрации учебника существуют в рамках целого спектра различных интерпретаций разного уровня и порядка. Особенно интересными представляются те интерпретации, которые существуют в пределах педагогического пространства, так как они содержат элементы устойчиво воспроизводящегося официального дискурса. Для настоящего исследования представлялось важным выявление характера восприятия образов этнической культуры школьниками. Основные задачи проекта состояли в следующем: во-первых, сопоставить результаты семиотического анализа с содержанием интерпретаций, сделанных школьниками; во-вторых, сравнить интерпретации городских и сельских школьников и установить наличие и характер различий представлений о маркерах этнической идентичности городских и сельских детей.

 


 

Крузе Аида, Вугуле Эрика

Книги для чтения и азбуки на латышском языке ХVII-XVIII веков: от религиозного до светского содержания

Цель исследования: проанализировать азбуки и книги для чтения на латышском языке разного времени и выяснить исторические предпосылки развития учебников.
Письменные источники, использованные для анализа:
- религиозная литература ХVII в., выполнявшая функции обучения умению чтения
- Георг Манцель (Georg Manzel, 1593-1654) Латышский путеводитель, 1631 г.;
- первые азбуки и книги для чтения религиозного содержания - Георг Манцель. Давно ожидаемая книга латышских проповедей, 1654 г.;
- Эрнест Глюк (Ernst Glück, 1652-1705). Латышская азбука (1680-е гг.);
- первая светская книга для чтения – Готхард Фридрих Стендер (1714-1796). Новая азбука и обучение чтению, 1782 г.;
- первая светская азбука - Готхард Фридрих Стендер. Азбука в картинках, 1787 г.
• Г. Манцель, в 30-х гг. ХVII в. профессор Тартуского Университета (Academia Gustaviana), своей просветительской деятельностью стремился укрепить латышскую духовность с помощью текстов религиозного содержания; составитель лютеранской настольной книги «Латышский путеводитель» (Lettisch Vademecum), которая одновременно служила учебником.
• Г. Манцеля «Давно ожидаемая книга латышских проповедей» („Langgewünschte Lettische Postill”) – самая богатая с т. зр. фактов и событий, а в развитии умения чтения и в духовной жизни помогала латышскому народу в течение двух столетий. Проповеди воспитательного характера включали указания родителям и поучения детям.
• Первые латышские азбуки, найденные в Тарту, Ганновере, Лунде, Копенгагене, идентичны, но являются разными изданиями. Эрнест Глюк – автор азбуки, основатель школы и переводчик Библии. Азбука создана по буквенному методу, содержит лютеранские религиозные тексты. На обложке петух – символ трудолюбия и бдительности.
• Автор первого учебника светского содержания – Г.Ф. Стендер. «Новая азбука и обучение чтению», составленная им, была очень популярной в народе. Даже внешнее оформление книги отражало желание автора побудить читателя к освоению знаний и нравственным поступкам. В помощь учителю к учебнику были приложены указания - «как легко научить чтению».
• Г.Ф.Стендер – автор и первой светской иллюстрированной азбуки для латышских детей. Азбука была предназначена для домашнего обучения, содержала поучения жизни, легко усваиваемые детьми.
Выводы:
- Каждый учебник, созданный автором немецкого происхождения, - особая страница в истории культуры латышского народа. Однако анализ источников раскрывает новые исторические условия и взаимосвязи в развитии учебников.
- Учебник как исторический источник отражает конкретную историческую ситуацию, потребности и чаяния общества;
- Азбуки и книги для чтения на протяжении веков не только развивали умения чтения, но и были средством воспитания;
- Авторы азбук и книг для чтения - «светлые умы» конкретной эпохи, учитывавшие социальные условия жизни латышей, понимавшие, что социальная, природная среда, местожительство человека развивают его идентичность;
- В контексте истории педагогики эти учебники раскрывают прогрессивные педагогические идеи, семена общественных и философских течений в образовании и воспитании латышского народа.

 


 

Ефимова Елена Алексеевна

Игрушки и игры в азбуках и букварях начала XX в.

Рассмотрено отражение в букварях и азбуках 1900-х - 1910-х гг. игрового мира городских и деревенских детей. Обращено внимание на подбор иллюстраций, отражающих как реалии игровой культуры, так и игровой опыт авторов учебников. Отмечено, что эти издания в настоящее время приобретают характер этнографического источника по игровой культуре России начала XX в. Указано, что традиционно нравоучительный характер текстов для чтения ограничил использование в них игровой тематики. Подчеркнуто влияние «Азбуки» Л.Н.Толстого на содержательную сторону учебников, что проявилось и в текстах для чтения, содержащих игровую тематику.

 


Irēna Žogla, Aija Tuna

Implementation of the Learning Paradigm by Text-books

The paperreflects the results of the investigation of the ways how the primary school text-books implement the learning-oriented pedagogical paradigm: possibilities, problems, challenges, and mismatches, as well as possible future developments.
The aim of the investigation is to analyze the functioning of text-books during the paradigm shift in school education.
The methods and materials include qualitative analysis of the text-books, their possibilities of introducing the learning pedagogical paradigm, views of the learners and teachers.
Conclusion. The research team has worked out criteria for the authors, reviewers of the new generation text-books, as well as the teachers’ self-evaluation of the using the primary school text-books to assess their functioning as a means of implementing the learning paradigm. The findings include also analysis of the mismatches in using the text-books by teachers and learners.
The findings lead to the main conclusions and discussion on making and using the learners’ text-books which conduct learning, new approaches to teaching by using text-books and shifting the functioning of the text-books from teachers’ to learners’ means, as well as a need for a conducted pedagogical process of implementing a learning pedagogical paradigm and new accents in teacher education.

 


 

Зубарева Виктория Сергеевна

«Ребятам о зверятах»: животные в букварях, хрестоматиях и детских журналах первой трети XX в.

Произведения о животных являлись одними из самых популярных в круге детского чтения первой трети XX века, «Христос и звери, звери и Христос - вот и вся программа этого журнала», – писал К.И. Чуковский в 1911 году о журнале «Тропинка». Пожалуй, в каждом букваре и в каждой хрестоматии встречаются тексты о животных и их изображения.
В докладе будут рассмотрены образы животных в адресованных детям текстах разных жанров: басня, сказка, рассказ, элементарный научно-популярный текст, стихотворение. Предполагается уделить особое внимание следующим вопросам:
– Состав «детского» бестиария в поэтических и прозаических текстах. Например, в стихах начала XX века количество персонажей-животных значительно увеличилось по сравнению с XIX веком: кроме пчелок, птичек, мотыльков и светлячков появляются «большие» лошади, собаки, ослик, обезьянка, черепаха, медведи в зоопарке. В стихах 20-30 годов герои-звери уже другие, не только домашние собаки, кошкии традиционные зайчики и мишки, но и крокодил, лось, жираф, белый медведь, вместо исчезнувших мотыльков появляются осы и мухи.
– Характеристика часто встречающихся и экзотических животных в текстах разных жанров (например, образ кота в сказке, басне и стихотворении)
– Типология сюжетов (например, дружба человека и животного, звери вневоле, гибель животного и т.д.)
– Коммуникативные роли говорящих животных, их «речевые портреты». Например, в текстах детских стихов животные, обращаясь к человеку, в основном просят, а просьба – это речевой жанр, предполагающий более низкий социальный статус говорящего (в стихах обычно взрослого о чем-либо просит ребенок, а к нему самому обращается с просьбой мотылек или рыбка). Очевидно, для авторов статус животного ниже статуса человека, пусть маленького.
В заключение в докладе будет дана типологическая характеристика текстов, помещенных в букварях, хрестоматиях и детских журналах и сделана попытка сопоставить «хрестоматийный» и «журнальный» дискурсы.

 


 

Илюха Ольга Павловна

Образы Карелии на страницах региональной книги для начального обучения ХХ – ХХI вв.

Автор ставит задачу выявить, какими средствами и методами в букварях, учебниках по краеведению и книгах для чтения ХХ – начала ХХI веков осуществляется репрезентация родного края, малой родины. Ключевым моментом исследования является вычленение базовых образов, "брендов", которые формируют у учащихся определенные стереотипы в восприятии региона. Представляется важным определить факторы (идеологические, педагогические, экономические и т.д.), оказывающие влияние на отбор такого материала для учебной книги, чтобы понять, какими путями идет эволюция, а в определенные исторические периоды - трансформация образов родного края. Как известно, в учебных изданиях для младших школьников широко используются иллюстрации, настраивающие фокус читательского зрения на распознание идентичности. Картинка закладывает в сознании устойчивые стереотипы, поскольку многие дети воспринимают изображенное как «правдивое», как эквивалент реальности. Поэтому единицами анализа в исследовании наряду с учебными текстами выступают иллюстрации. Ставится задача выявить ключевые знаки и символы, наполняющие рисунки на эту тему, будут также предложены возможные варианты прочтения заключенных в рисунках смыслов. Обращение к длительному историческому периоду позволит проследить изменения, происходящие в способах репрезентации малой родины в контексте меняющегося патриотического дискурса.

 


 

Кальке Байба, Стикуте Элита

Современные учебные комплекты по литературе для 4-го класса в Латвии

В начале XXI века (2003-2009) в Латвии произошел постепенный переход на новые Стандарты государственного основного образования и образцы учебных программ, изменилось деление на области учебных предметов: литература, как учебный предмет, была включена в область искусства. В соответствии с государственным стандартам и стандартом учебного предмета разработаны современные, содержательные и методически богатые учебные комплекты по литературе, включающие учебную программу конкретного издательства, учебник, книгу для учителя, рабочие листы и проверочные работы.
В наши дни литература как отдельный учебный предмет в школьном учебном содержании и планировании появляется только в 4-м, т.е. последнем классе начальной школы. У литературы как предмета искусства особая роль в процессе становления и развития личности ученика. Учитывая это, важно разрабатывать такой единый учебный комплект, содержание которого направлено на достижение цели и задач образовательной программы и в соответствии с программой учебного предмета обеспечивает освоение обязательного содержания стандарта. Учебный комплект создается в соответствии с образцом программы, предлагаемым Государственным центром содержания образования, или авторской учебной программой, в которой сформулированы цели и задачи, учебное содержание, порядок и время его освоения, формы и методические приемы оценивания учебных достижений школьников, учебные пособия и методы обучения. Содержание обучения литературе должно быть целенаправленно отобрано, упорядочено и легко воспринимаемо учеником. Оформление учебного пособия должно отвечать требования полиграфии: размер и вид букв, качество бумаги, цветовые решения, формат, переплет, вес книги. Современная учебная литература помогает школьникам учиться самостоятельно, всесторонне и гармонично развивать свои способности: быть самостоятельными в работе и своих мыслях, ответственными по отношению к себе и своей деятельности, формируя индивидуальную культуру и партнерство, развивать учебные умения, в т.ч. – направлятьшкольников на дальнейшее самообразование.
Учебные пособия по литературе издаются в Латвии во многих издательствах (Zvaigzne ABC, RaKa, Petergailis). В каждом из них предлагаются разные подходы к освоению учебного содержания. В докладе делается исторический обзор разработки книг для чтения: начиная с 1941 г., когда начался постепенный переход к системе учебных предметов, а латышский язык и литература в учебном планировании стали двумя учебными предметами, а также - анализируются в тематическом, содержательном и структурном аспектах изданные в настоящее времяучебные комплекты для 4-го класса.

 


 

Caroli Dorena

The teaching of Ancient and Middle age history in Italy and Soviet Union of the interwar period: a comparison of school textbooks of fascist and Soviet Regimes

This article’s aim is to compare the evolution of the teaching of Ancient and Middle Age history in the fascist and soviet regimes during the interwar period on the basis of a collection of school textbooks edited for the classes III-V of the elementary schools.
The ideological interpretation of the origin of the State, the role of the Ancient world in the building process from Middle Age until the Modern History and the legitimating of the colonial politics such as the sovietisation process of the different peoples are well-known to the historians, who studied the educational system of the totalitarian societies. Indeed, the two regimes, Italian and Russian one, because of the different State-building process, with the different social an economic structures, manifested a different vision of the Ancient history and of the Roman Empire or Byzantine Empire.
In the first part the A.will present the image of Ancient Rome and Middle Age in the State one-school book of fascism, while in the second will analyse, trough a comparison, the school textbooks by M.N. Pokrovsky with those, less studied, by A.V. Mishulin e E.A. Kosminsky at the end of the Thirties.
Through the comparison, the A. will analyse the characteristics of the images of the Ancient and Middle Ages transmitted by the textbooks: the myth of the Roman Empire from the point of view of the colonial politics; the relevance – from the point of view of the schedule – of the teaching of the ancient history to the detriment of the contemporary one, which represents peculiarity of the soviet regime; the different image of the Emperors (in particular of Justinian) and finally the different role of the State-Church relations.

 


 

Козлова Мария Андреевна

«Диалог культур» в монологе доминирующей группы: стратегии и механизмы конструирования образов ингруппы и аутгруппы в советских и постсоветских учебниках для начальной школы

В исследовании, эмпирическую базу которого составили учебники чтения и естествознания («Окружающий мир») для начальной школы, выпущенные в период с 1920 по 2008 годы, мы обращаемся к анализу характера репрезентации групп «Своих» и «Чужих» в советской и постсоветской учебной литературе.
Мы искали ответы на следующие вопросы:
1. По каким параметрам производится групповая категоризация: какие социальные объекты включаются в группы «Свои» и «Чужие»?
2. Какое отношение к «Чужим» предписывается учебной и методической литературой?
Проведенный анализ демонстрирует сохраняющуюся востребованность образа «чужака-врага», активность эксплуатации которого, хотя и снизилась по сравнению с советским периодом, тем не менее, достаточно высока, чтобы продолжать рассматривать этот феномен в качестве одного из основных инструментов внутригрупповой консолидации.
Наиболее распространенный способ конструирования образа врага предполагает сочетание двух планов: метафоричного, внеповседневного, отвлеченного – то есть эмпирически не верифицируемого, с одной стороны, и конкретного – с другой. Первый план, обыденным сознанием воспринимаемый не полностью, не совсем понятный, должен рождать, по всей видимости, смутное ощущение сопричастности великой и таинственной миссии борьбы со злом как таковым, но, не имея чувственной поддержки и опоры на повседневный опыт, порождаемый метафорическими образами эмоциональный накал рано или поздно истощился бы. Актуализация повседневного эмпирического опыта подкармливает его.
В учебниках советского периода, как и во «взрослой» советской литературе, «враги» чрезвычайно разнообразны. Это и представители бывших привилегированных классов — белогвардейцы, офицеры, капиталисты, священники, и враги периода Великой Отечественной войны — фашисты, и шпионы, засланные в СССР с подрывными целями, и разнообразные этно-«национальные» враги Российской империи - захватчики. В постсоветской детской литературе из всех перечисленных остается только один тип – последний, который, впрочем, весьма активно эксплуатируется.
В учебниках разных периодов народу-этносу приписывается фиксированный и неизменный набор свойств: в современных учебниках, так же как и в советских, мы наблюдаем жесткую – объективно существующую - прикрепленность «этноса» к определенной территории, обычаям, способу мировосприятия. Объективация дифференцирующих признаков приводит к выстраиванию групп в определенную иерархию. Таким образом, представление этноса как объективной общности, естественным образом отличающейся от других, неизбежно приводит к росту ксенофобии, позволяет сформироваться дискриминационному дискурсу, и далее - дискриминационным практикам.

 


 

Колосова Елена Андреевна

Учебники для начальных и подготовительных классов 2000х гг. как каналы гендерной и профессиональной социализации детей

Проблема трансляции гендерных стереотипов детям младшего школьного и дошкольного возрастов представляет практический и научный интерес для родителей, педагогов и специалистов. Социализация ребенка посредством чтения во взаимодействии с различными факторами, каналами и агентами происходит с помощью ряда механизмов. Главными агентами социализации детей младшего школьного возраста являются родители и школьные учителя, а каналами социализации выступают детская литература и школьные учебники.
На наш взгляд, дети по учебникам и учебным пособиям усваивают не только азы изучаемого предмета, но и получают установки сегрегации социальных сфер и доминирования мужского пространства.
Учебники являются скорее консервативными каналами социализации, усиливающими и поощряющими стереотипные модели поведения в обществе. Однако, ониперенесли множество переизданий, наравне с новыми находками методики преподавания учебного предмета в них вносятся коррективы, которые требует сама жизнь.

 


 

Кондратьева Галина Вячеславовна

Ведущие тенденции развития учебника по геометрии в начальной школе второй половины XIX в.

Попытки собрать и систематизировать сведения об учебниках геометрии для начального обучения второй половины XIX в. с первых же шагов наталкиваются на сложность поставленной задачи. Геометрические сведения не были тогда обязательными для изучения во многих начальных школах. Однако в ряде учебных заведений геометрия как отдельный предмет, а соответственно и реализующие его учебники, достаточно активно входили в практику начального образования. При этом совершенствование учебника по геометрии для начального преподавания было весьма разноплановым процессом.
Достаточная свобода только начавших свое формирование программ, различные типы начальных учебных заведений давали авторам широкие возможности для вариаций, тем самым обеспечивая самые разнообразные курсы для разных категорий обучающихся. Однако в целом учебники по геометрии для начальной школы можно свести к двум основным направлениям пропедевтическому (приготовительному) и элементарному. Наиболее известными учебниками пропедевтического направления были книги М.О.Косинского, З.Б.Вулиха и др. К учебникам элементарного направления можно отнести издания А.Ю.Давидова, А.Ф.Малинина и др. При этом данное разделение достаточно условно, нередко книги для пропедевтического курса использовались для преподавания элементарного и наоборот. Учебники одного направления значительно отличались как по своему содержанию, так и по особенностям изложения материала. При этом под одинаковыми названиями «Начальная геометрия», «Элементарная геометрия», «Краткий курс геометрии» и т.п. скрывались совершенно разные курсы.
Параллельно с многообразием книг зарождалось движение к стандартизации, вызванное потребностями развивающегося начального образования. Начальной школе нужны были не элитарные издания, а стандартный массовый учебник, отвечающий требованиям программы и возможностям большинства учащихся. Таким образом, с одной стороны, в развитии учебника геометрии наблюдались многовариативность и, с другой, стремление к единообразию. На основе данных противоречий и шло совершенствование учебника геометрии второй половины XIX в. Конкретная реализация выделенных тенденций будет проведена в докладе.

 


 

Корзо Маргарита Анатольевна

О религиозных текстах в составе польских элементарных учебников (сер.–кон. XVI в.)

Специфической чертой как букварей, так и вообще элементарных учебников той эпохи было соединение довольно скромной грамматической части с довольно пространным набором текстов религиозного содержания. Они выполняли двоякую функцию: непосредственного религиозного наставления и служили основой для освоения навыков чтения; и для этих целей печатались в учебниках со слогоразделом. Данные тексты религиозного содержания нельзя рассматривать изолированно, поскольку они образовывали с частью грамматической единое целое. Малочисленность сохранившихся букварей и элементарных учебников XVI в. позволяет делать лишь предварительные выводы о том, в рамках каких моделей формировалась и эволюционировала религиозная составляющая этих учебников.
Подборка текстов имела свою конфессиональную специфику. Наряду с Декалогом, Символом веры и рядом молитв, которые воспроизводились во всех букварях без исключения, можно выделить целый ряд признаков, позволяющих отнести учебник к той или иной конфессиональной традиции. Для католиков было характерным следовать модели средневековой приходской катехезы: набор этих текстов складывался на протяжении XIII–XVI вв. В условно протестантских польских букварях можно выделить две основные модели: следование «Краткому катехизису» Мартина Лютера и восходящей к учебникам Филиппа Меланхтона традиции т.н. «Spruchbücher».
Сопоставление польской букварной традиции XVI в. с более поздними периодами позволяет констатировать консервативность этой традиции, ее склонность воспроизводить не только в XVII в., но и в XVIII–XIX вв. устоявшиеся модели и образцы.

 


 

Кошелева Ольга Евгеньевна

Процесс формирования учебной книги в зеркале рукописей 2-ой половины 17 века

Во второй половине 17 в. мысль о необходимости создания училищ завладела умами интеллектуального духовенства и части светской элиты. Она нашла отражение как в публикации азбук и букварей Печатным двором, так и в создании рукописных сборников, авторы которых стремились дать в руки учителям материал, с помощью которого они могли бы осуществлять православное обучение. Выявляются три разных блока таких рукописей, сохранившиеся во многих списках: Школьные азбуковники, Алфавитарь и учительские авторские сборники для учеников. Они представляют собой переходную форму от древнерусского сборника к унитарной учебной книге. Доклад посвящен анализу этих текстов с точки зрения того, каким содержанием хотели наполнить процесс обучения лица, составлявшие такие сборники, и какими методами его осуществлять.

 


 

Куровская Юлия Геннадьевна

Учебники Валентина Икельзамера: когнитивно-лингвистический анализ школьных пособий раннего Нового времени

Доклад посвящен концептуальным особенностям одной из первых грамматик немецкого языка “Ein Teutsche Grammatica” («Немецкая грамматика», 1527 г.), автором которой является Валентин Икельзамер - немецкий педагог XVI века, основатель звукового метода обучения грамоте, заключающегося в выработке у учащихся умения выделять звуки из речи. С целью выявления и характеристики основных концептов, заложенных в рассматриваемом школьном пособии раннего Нового времени, в статье раскрывается композиционная логика учебника, устанавливаются его лексико-грамматические контуры и языковое своеобразие. Таким образом, на основе когнитивно-лингвистического анализа определяется потенциал данного учебника в формировании соответствующих когнитивных представлений у детей.

 


 

Левинсон Кирилл Алексеевич

Образ мира и системы ценностей в учебниках начального обучения немецкому языку из германских школ Нового времени

В докладе рассматриваются возможности и проблематика использования учебников начального обучения немецкому языку из германских школ Нового времени в качестве источников для реконструкции образов мира и систем ценностей педагогов и школьников. Такая реконструкция, несмотря на обилие школьных учебников XVII-XIX вв., собранных и изученных в Германии, представляет определенную методологическую сложность, так как исследователь, ограничивающийся текстами и изображениями в книгах, рискует вывести из них картину, валидность которой не поддается эмпирической проверке. Привлечение других источников - как из области педагогической мысли, так и, особенно, из повседневной школьной практики, в т.ч. эго-документов - может значительно изменить эту картину, однако задача эмпирической проверки ее валидности может быть решена лишь частично. Данный тезис иллюстрируется в докладе на примерах.

 


 

Лескинен Мария Войттовна

Реальное и идеальное Отечество в учебной и популярной литературе второй половины XIX в.: этнические типы, национальный пейзаж, языковые стандарты

Во второй половине XIX в. в Российской империи (как и в других европейских государствах) весьма актуальной в связи с модернизацией виделась задача формирования представлений об Империи, Отечестве и нации – его территории, народах, конфессиях и т.д. Она решалась посредством новой концепции (преемственность курсов родиноведения и географии Отечества) преподавания и популяризации географических и этнографических сведений. В докладе предполагается проанализировать способы изображения (содержание и формы репрезентации) типично-русского (великорусского) пейзажа и великорусского этнического типа, а также рассмотреть связанные с этим тенденции лингвистической классификации. В учебной и популярной географической литературе данного периода отчетливо прослеживаются противоречивые механизмы конструирования нации, обусловленные так наз. «великорусским проектом». Естественный этноцентризм сочетался в нем со стремлением более жестко – с использованием авторитета науки -разграничить представления о своем и чужом в коллективном сознании подданных Империи. Важную роль в этом играли визуальные образы и стереотипы, задававшие идеальные образы гармоничной многоконфессиональной и полиэтнической Империи, под справедливым самодержавным скипетром созидающей общее Отечество, в котором национальным ядром объявлялся великорусский этнос.
Источники – учебники для начальной школы, хрестоматии по отечествоведению (географии), научно-популярная литература «для детей» и «для народа».

 


 

Лярский Александр Борисович

«Вот я! Зачем звал?»: смерть в букварях и книгах для начального чтения в России к 19 – нач. 20 в.

В эмпирической реальности смерть и детство – довольно часто пересекающиеся явления. В то же время с момента «открытия детства» (что бы мы не подразумевали под этим словосочетанием – и хронологически и идеологически) смерть и детство как концепты в нашем воображении пересекаются плохо, а раз такого пересечения нет, то и реальность детства мы в некоторых аспектах плохо улавливаем. Впрочем, это вполне согласуется с идеями Ф. Арьеса о восприятии смерти в ХХ веке.
В этом смысле изучение темы смерти в букварях и книгах для чтения в позднеимперской России, на мой взгляд, позволит нам говорить о возможных границах приемлемого в культуре этого периода. Эти границы несколько шире, чем привычные нам, но основные их контуры нам хорошо знакомы.
Смерть, упоминание о смерти, высказывания, подразумевающие смерть и гибель, встречаются в букварях и книгах для чтения гораздо чаще, чем это принято в наше время. Это связывается, на мой взгляд, с тремя линиями влияния: с влиянием сентиментальной назидательной традиции детской литературы, с христианским влиянием и с встраиванием в детские буквари и книги для чтения текстов Л.Н. Толстого: из коротких рассказах подавляющее большинство текстов с упоминанием смерти восходит к его «Букварю».
Первый тип присутствия смерти – как точки эмоционального переживания, - достаточно редок, но существенен. Именно присутствие смерти придает значимость судьбе ребенка, переживаниям старика или усилиям человека. Это не возрастная категория, не физиологическая данность, а нравственный катализатор.
Во втором случае смерть выступает в этих изданиях, прежде всего, как часть сюжета, по большей части как его завершение. Присутствие смерти или даже ее тени, маячащей где-то на окраинах текста, позволяет извлечь из него некий назидательный смысл. Смерть может быть наказанием за гордыню, за глупость, за непредусмотрительность, за непослушание и т.д. Избавленная от неприглядных подробностей, очищенная от эмоциональной окраски, она вполне могла бы быть заменена любым другим поворотом назидательным сюжета – с таким же успехом гордый петушок мог бы упасть в грязь, а не быть унесенным ястребом. И тот факт, что смерть подразумевается нормальной частью сюжета, говорит нам о ее большей приемлемости, большей привычности для культурного пространства начала века.

 


 

Макаревич Галина Викторовна

Пиктограмма в современных российских и западных школьных учебниках

В условиях современной аудиовизуальной культуры происходит системная перестройка школьного обучения. Язык компьютера и масс-медиа попадает на страницы школьного учебника. Его взаимодействие с учебным текстом открывает (или закрывает) школьнику пути в современную культуру. С помощью компаративистского сопоставления российских и западных учебников по чтению мы выявим способы использования пиктограмм, а также проанализируем их историко-педагогическую роль.

 


 

Marker Gary

Literacy as Politics: Platon Levshin and the Ascent of Secular Russian

Through most of the eighteenth century, and certainly before then, the instruction of basic literacy in Russia, typically defined as the ability to read in pre-modern societies, was the province of the clergy. Almost every Russian or Slavonic primer, whether азбука or букварь, had been composed, transcribed, or translated by a monk. For all but the most privileged members of society (well-to-do nobles, wealthy merchants), instruction itself remained in the hands of local parish clergy (священники, пономари, etc.) or members of their families. In the absence of formal schools, parish clergy were bound only by the primers available to them, and informed by the methods and understandings that they brought to the task. Thus, what they taught was the church orthography (церковный шрифт) via a strict ladder of liturgical books. All of this is well-known and extensively researched.
During the reign of Catherine the Great this age-old pattern began to change in particular through the use of secular Russian orthography and even some new texts in teaching ABCs. The two figures most responsible for the change were Jankovic de Mirievo (Catherine’s Public Schools of the last two decades of the eighteenth century) and Metropolitan Platon Levshin of Moscow. They, too, are well-known and widely researched.
This paper focuses on Metropolitan Platon, his reformed primer, its dissemination, and most importantly the politics of language that directed his reform. Deemed both by contemporaries and later scholarship as a modernizer, friend of lay intellectuals, and even somewhat sympathetic to Enlightenment, he saw himself as a gate keeper to the written word.Thus, the way he shaped literacy instruction reflected a particular political vision regarding what might be termed the soslovnost’ of reading, in particular reading for independent understanding (e.g., his insistence that seminarians continue to be taught in Latin). This paper will endeavor to reconstruct and explain his pastoral approach to language, and thereby to explore the stratification that he wished to maintain.

 


 

Маслинская Светлана Геннадьевна

Как Буденного сменил Гастелло, а Муму – Мамлакат (из истории одного сборника изложений для начальной школы 1930-1950-х годов)

На материале одного пособия (П.О.Афанасьев, И.Н.Шапошников, Е.Е.Соловьева Сборник статей для изложения. Пособие для учителей начальной школы. Допущено Наркомпрос РСФСР. М. Государств. учебно-педагогич. изд-во, 1937 ) и его последующих переизданий будет рассмотрена динамика содержания учебного материала, его идеологическая и педагогическая корректировка.

 


 

Милованов Константин Юрьевич

Богословская тематика в букварях диакона Ивана Федорова

Букварь – относительно небольшая книжица диакона Ивана Федорова, предназначенная для начального обучения грамоте, вышла далеко за обыденные рамки привычной азбуки, и явилась началом целой эпохи, которую до сих пор продолжает изучать отечественная и зарубежная наука. Несмотря на научные дискуссии о «светскости» или «религиозности» содержания Букваря следует отметить, что все учебные книги старопечатного типа XVI-XVII вв. (в своих текстовых частях) состояли исключительно из богословских и катехизаторских материалов.
Первопечатник положил в основу своего букваря широко распространенную в тот период буквослагательную методику. Иван Федоров создал унифицированную структуру букваря, разделив его на ряд основных частей, ставших впоследствии традиционными для всех букварей старопечатного типа. Сначала размещался алфавит, затем следовали расположенные в алфавитном порядке слоги, первоначально двухбуквенные, а затем и трехбуквенные. Далее располагался грамматический и орфографический ряд, за которым размещалась так называемая «Христова азбука». Собственно текстовая часть Федоровского Букваря, включала в себя молитвенные обращения к Богу, Пресвятой Богородице и прославленным святым угодникам, Символ веры (традиционное исповедание веры изложенное по постановлениям Первого и Второго Вселенских соборов), фрагменты из Священного Писания и вероучительные опусы.
Интересен тот факт, что Иван Федоров вполне осознанно поместил в Букварь именно нравоучительные фрагменты из Книги Притчей царя Израильского Соломона, сына Давидова, выдержки и фрагменты из посланий Святых Апостолов к Ефесянам, Колоссянам, Солунянам, молитву отца Церкви и Вселенского учителя Св. Василия Великого, архиепископа Кесарийского. Вызывает определенное удивление размещение Иваном Первопечатником в текстовой части Азбуки скорбного и покаянного молитвенного обращения нечестивого Манасии, сына Езекии, царя Иудейского, отвергшего веру в единого Бога и ставшего идолопоклонником, и за грехи захваченного в плен с народом своим царем и воинством Ассирийским.
Следуя своей определенной логике, тщательно подбирая фрагменты из книг Ветхого и Нового Заветов, Иван Федоров умело и продуманно соединил их в некое подобие программы начального обучения грамоте. Тексты, взятые им из различных богословских трудов и Священного Писания (обращенные к людям «христианского русского народа, греческого закона»), не только способствовали распространению грамотности, но также служили целям деятельного духовного просвещения и нравственного воспитания личности.

 


 

Ненарокова Мария Равильевна

«Латинские беседы» Эльфрика Баты: к вопросу о начальном образовании у англосаксов (X-XI вв)

«Латинские беседы» Эльфрика Баты (кон. X в. - 1-ая пол. XI в.) являются учебником латинского языка, пособием по развитию латинской речи и одновременно своеобразным «учебником жизни» для маленьких англосаксов. Преподавание латинского языка в монастырской школе было основой образования вообще, а некоторая часть учеников, которая входила в хор обители, должна была с раннего детства (с 7-8 лет) участвовать в богослужениях, которые проводились на латинском языке. Для этих-то маленьких певчих и предназначалась значительная часть текстов, составляющих «Латинские беседы». Тексты, написанные в форме диалогов, воссоздают ситуации, типичные для средневековой монастырской школы. Лексика диалогов по большей части нейтральна, они состоят из несложных фраз, которые могли пригодиться маленьким певчим в повседневной жизни. Простота и обыденность «Латинских бесед» наводит на мысль, что они заучивались наизусть, разыгрывались как сценки на занятиях в школе, а потом по их образцам составлялись новые диалоги. Из «Бесед» Баты можно узнать о событиях монастырского дня, заполняющих жизнь детей: подъем, умывание, занятия в монастырской школе, игры, еда и питье, посещение богослужения, обвинение и наказание вора и лентяя, сон. «Беседы» также показывают, как проходило обучение в средневековой, в частности, в англосаксонской школе. Поскольку, согласно Бенедиктинскому уставу, мальчик или девочка могли быть отданы в монастырь семи лет от роду, нравственное воспитание маленьких послушников возлагалось на монастырь. Основные правила поведения в монашеской общине, определявшиеся Бенедиктинским уставом, можно было легко запомнить при помощи «Бесед» Баты, поскольку они преподносились детям в форме живого обмена репликами. Бата сохраняет также и одно из основополагающих понятий для традиционной англосаксонской культуры, а именно: понятие дружбы.

 


 

Ожиганова Анна Александровна

Религия в школе: анализ учебных пособий по предмету «Основы религиозной культуры и светской этики»

Проблема религиозного образования и воспитания, перспектива сосуществования светской и религиозной этики в средней школе обострила общественную дискуссию о соотношении светского и религиозного принципов в жизни современной России, взаимодействии церкви, государства и общества.
В настоящее времяучебный предмет «Основы религиозной культуры» (и альтернативный курс «Основы светской этики») включён Министерством образования и науки Российской Федерации в школьную программу в качестве федерального образовательного компонента и преподается в 4-ой четверти 4-го класса и 1-ой четверти 5-го класса средней общеобразовательной школы.
За последние годы был разработан ряд учебных пособий по курсам «Основы религиозной культуры», «Основы духовно-нравственной культуры», «Основы светской этики» и др. Среди них «Основы мировых религиозных культур», «Основы иудейской культуры», «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры».
Сам факт появления такого предмета как «Основы религиозной культуры» и целого спектра разнообразных учебных пособий по этому курсу, а также активноеприятие или столь же решительное неприятие различными общественными силами и отдельными членами общества этого курса и этих учебников, говорит о необходимости радикальной трансформации образовательной и воспитательной парадигмы.
Как преподавать религию школьникам? Можно ли в школьном курсе религии избежать двух крайностей: индоктринации и формальной энциклопедичности? Можно ли, не допуская прозелитизма, ответить на экзистенциальный запрос учащихся? Применимли международный (прежде всего, американский) опыт поликультурного подхода в образовании при подготовке учебных пособий по предмету «Основы религиозной культуры и светской этики»?

 


 

Okenfuss Max J.

The Russian Primer in the Era of Catherine II’s Great School Reform

Catherine the Great’s major educational reform of the 1780s, with texts and pedagogy borrowed from Prussian and Habsburg precedents, was an attempt to unify culturally a diverse and vast empire. Almost simultaneously, she occupied herself with the education of her grandsons, Alexander and Constantine Pavlovich. The foundational reading material for those young boys, which she personally composed, took the form of the traditional Slavic primer, embodied in the Rossiiskaia Azbuka dlia obucheniia iunoshestva chteniiu (St Petersburg [1781] – the “Catherine primer”). Since the pedagogical materials available in German offered no precedent, the new schools required an original abecedarium and the Rossiiskii Bukvar’ dlia obucheniia iiunoshestva chteniiu izdannyi pri uchrezhdenii narodnykh uchilishch’ v rossiiskoi imperii (St Petersburg 1782) was compiled in Russia. This is an exploration of the content and context of those first readers.

 


 

Орлевич Ирина Васильевна

«Рука Дамаскина» как учебное пособие для Львовской Ставропигийской школы

Известная в прошлом школа Львовского Успенского братства в конце ХVIII века приобрела религиозный характер и служила для обучения украинских детей религиозному обряду, пению церковно-славянскому, украинскому, а в ХХ в. - русскому языкам. Школа Ставропигиона готовила в основном дьяков и учителей хорового пения. В системе австрийского образования, а с ХХ в. и польского, школа играла только вспомогательную роль, а ее выпускники должны были учиться в государственных заведениях. Издание Ставропигийским институтом книги «Рука Дамаскина» в 1830 и 1856 гг. можно с одной стороны связывать с консервативным характером Ставропигиона, как и русофильского движения в Галиции, с другой стороны – с желанием отвечать насущным потребностям украинского общества и удовлетворять его запросы. Книга «Рука Дамаскина», безусловно, заняла важное место в кругу учебных пособий, используемых в школе Ставропигийского института, позволяла познакомиться с основами исторической хронологии и христианской пасхалии, а также имела беспрецедентное значение в сохранении знания о ручной пасхалии, которое бытовало в устной традиции и без письменной фиксации могло быть утрачено.

 


 

Петрова Майя Станиславовна

Опыт восприятия и использования латинской грамматики Элия Доната в школьном образовании России XVII века.

Доклад посвящен изучению восходящего к Ars grammatica Доната (IV в.) текста, известного под именем Дмитрия Герасимова (XVI в.), опубликованного И. В. Ягичем по Казанской рукописи с учетом разночтений списка Основного собрания рукописей Публичной библиотеки в Санкт-Петербурге. Предпринимается сравнительный анализ грамматических разделов о буквах, частях речи и, специально, имени из текстов Дмитрия Герасимова и Доната; выявляется общее и особенное в их изложении; отмечается сходство в методе обучения латинскому и русскому языкам. Делаются выводы: о косвенном отношении текста Дмитрия Герасимова (и его переписчиков) к Донатовой Ars grammatica и его опосредованной зависимости от Присциана; о сходстве педагогических практик в преподавании латинского и церковно-славянского (русского) языков.

 


 

Полякова Мария Александровна

Обучение детей чтению, письму и основам нравственного воспитания на материале Краткого катехизиса Мартина Лютера

В докладе речь идет об истории создания Краткого катехизиса, его возможных источниках, особенностях структуры. Будут рассмотрены условия написания катехизисов, ситуация, сложившаяся в постреформационной Германии с образованием и христианским воспитанием, попытки Лютера поручить создание подобных произведений своим соратникам, проблемы, связанные с этим.
Особое внимание уделяется целям, которые преследовал Лютер при создании катехизиса, а также методам его использования в качестве пособия по обучению немецких детей грамоте через примеры нравственного воспитания, содержащиеся в катехизисе. Существование Краткого катехизиса в различных формах, в том числе, в наглядной форме настенных таблиц и, следовательно, будут рассмотрены дидактические задачи и функции, которые он (катехизис) выполнял.
Написание Мартином Лютером Большого катехизиса как методического пособия для священнослужителей и отцов семейства по правильному и «полезному» использованию Краткого катехизиса в деле обучения прихожан, детей и слуг.Главная цель лютеровских катехизисов – воспитание настоящих христиан.

 


 

Рамазанова Джамиля Нуровна

Рукописная и печатная книга в учебной практике Славяно-греко-латинской Академии

Славяно-греко-латинская Академия, будучи созданной в 1685 г. как высшее учебное заведение, состояла из нескольких отделений и классов разного уровня обучения. На подготовительном отделении и в низших классах решались задачи школы начального обучения и преподавались начальные знания славянского, а затем и греческого языков. Использование учебных пособий для обучения греческому языку предполагало привлечение как традиционных печатных учебников и текстов, имевших хождение на Христианском Востоке в XVI-XVIII вв., так и учебников греческого языка, адаптированных Лихудами для русского слушателя и оставшихся и до настоящего времени в рукописном виде. Таким образом в преподавательской практике Славяно-греко-латинской Академии в полной мере соединилось использование рукописной и печатной книги.

 


 

Репина Наталья Ивановна

Генезис учебной книги для детей в истории педагогической мысли и образовательной практики России середины XIX – начала XX века

Анализируя причины, осложняющие объективный научный подход к познанию данного феномена в отечественной педагогики, мы пришли к выводу, что осмысление и обобщение опыта создания учебной книги для детей возможно в результате исследования его генезиса. Генезис, как одна из ключевых категорий построен на выявлении генетической связи развития от первоначальных к наиболее развитым формам: возникновение предпосылок, появление педагогических представлений, развитие, становление и трансформация этого социокультурного феномена в истории педагогики и образования середины ХIХ - начала ХХ века. Выявление основных тенденций и закономерностей развития учебной литературы для детей имеет тесную взаимосвязь с развитием педагогической теории, строившейся на научном фундаменте, созданном трудами отечественных педагогов этого времени – Н.И. Пироговым, П.Г. Редкиным, В.Я.Стоюниным, Л.Н.Толстым, К.Д.Ушинским, И.М.Ястребцовым и др.
Периодизация генезиса учебной книги для детей позволяет сделать вывод о тесной взаимосвязи данного процесса с процессами развития общества, культуры и образования, протекающих параллельно, синхронно и взаимосвязано. В статье определена роль прогрессивных деятелей педагогики и методистов - Н.Ф.Бунакова, В.И.Водовозова, А.Я.Герда, А.Г. Ободовского, Н.А.Корфа в разработке содержания учебной литературы для детей, включающих как знания о природе, обществе, так и совершенно инновационное - знания о способах совместной деятельности.

 


 

Савельева Мария Юрьевна

Позднеготические фигурные алфавиты и средневековая педагогика

В докладе рассматриваются визуальные и смысловые особенности средневековых украшенных алфавитов и их проявление в педагогических практиках. В том случае, когда буквы не сопровождены текстами, можно говорить, прежде всего, об игровом способе запоминания формы буквы. Но не только: нацеленный на истолкование средневековый ум и здесь мог «вычитать» мораль, основываясь лишь на одних изображениях. В том случае, когда при каждой букве есть тексты (как в алфавите Марии Бургундской), на первый план выходит именно поучение, мораль, а не заучивание буквенных знаков. Это что-то вроде подарка-напутствия в жизнь, к которому обращались, вероятно, уже после овладения азами чтения. Здесь важна универсальная символика алфавитной формы: сопровождающие буквы тексты вместе образуют некую моральную сумму, назидательный универсум для ребенка.

 


 

Сальникова Алла Аркадьевна

Национальный букварь в советском мультикультурном пространстве: Татарская «Алифба» (1920-е – 1980-е гг.)

В последние годы «общим местом» достаточно большого количества специальных социогуманитарных исследований и еще большего количества публикаций в СМИ, посвященных рассмотрению множественности и разнообразия отношений инаковости на постсоветском пространстве, стало утверждение о складывании особой «татарстанской модели» межнациональных отношений, отмеченной высокой степенью толерантности, диалогичности и взаимопонимания. Если это так, то у исследователя неизбежно возникает ряд вопросов, связанных с историческими корнями и предпосылками формирования этого феномена, динамикой его развития, теми факторами, которые обеспечивают его наличие сегодня и смогут обеспечить его существование в будущем.
Одним из важнейших факторов формирования представлений о «другом» в условиях мультикультурного общества является школьное образование. Было бы, наверное, легко и соблазнительно рассмотреть образовательные практики, бытовавшие в национальных регионах России, лишь в контексте властного «имперского» образовательного дискурса, представить имперскую образовательную политику как исключительно индоктринирующую, «притеснительную» и «подавляющую». Гораздо более перспективным представляется взглянуть на нее с точки зрения соотношения модернизации и этнокультурной традиционности, выявить идущую «снизу» адаптационную стратегию, направленную на приспособление властного императива к специфическим условиям мультиэтничной среды. Изучение этих вопросов выглядит особо актуальным применительно к советскому времени, характеризуемому повсеместным пересмотром категории «другого» и радикальной деконструкцией прежних образовательных моделей и объясняющих схем.
Социально-воспитательный потенциал учебника на всех образовательных этапах несомненен. Это касается, в том числе, и учебника «для самых маленьких» – букваря, формирующего у ребенка базовые представления о своем «национальном» Я, о «своих» и «других» в окружающем его мультикультурном пространстве. В особенностях составления и оформления татарского букваря «Алифбы», в его структуре и содержании, концепции и идеологии воплощен опыт сосуществования двух основных для Татарстана национально-конфессиональных общностей – татарской и русской, мусульманской и православной. В докладе рассматриваются способы и результаты отражения в вербальных и визуальных текстах «Алифбы» общественно-политических и социокультурных трансформаций, происходивших в советской России, выявляются противоречия между предлагаемым властью идеально-утопическим образом действительности и «реальным» миром, в котором жил татарский ребенок − «потребитель» учебного текста.
Изучение татарского букваря как специфического историко-культурного феномена представляется актуальным не только с научной точки зрения, но и с точки зрения экспертных рекомендаций для современных политических и образовательно-воспитательных практик.

 


 

Sani Roberto

The control of the textbooks for Primary school under Fascism. From the establishment of the central Commission for the examination of school textbooks to the introduction of the State one-Texts

On the basis of a wide Archival and printed documentation, the author reconstructs the different forms and ways in which Fascism, beginning from the Gentile Reform of 1923, managed to exert a direct ideological and political on the reading books and on the textbooks of the different subjects adopted in the primary schools.
In this respect, the author goes firstly over the occurrence of the Central Commission for the Examination of textbooks (Commissione centrale per l’esame dei libri di testo) established in 1923 and in force until 1928, whose aim was the annual weighting of the huge and heterogeneous production of reading books and of the textbooks for primary schools pre-arranged by school publishers of the peninsula.
Concerning this Commission, whose first Chairman was the famous pedagogue and educator, Giuseppe Lombardo Radice (1899-1938), the author documents the progressive transformation, from a relatively autonomous institution, composed by men of letters, pedagogues, specialists of didactics and school men, into a real ideological tool of the fascist regime.
The concealment, by the end of the Twenties, of the Central Commission of the Examination of textbooks coincided with the decision to introduce in the different grade of the elementary school the so-calledState one-Texts (Testi unici di Stato) specially arranged on the basis of specials directives of the Fascist regime.
Also in this case, the author studies in depth the characteristics and the fate of the State one-Texts for the different grade of the elementary school in a overall background of the growing fascistization of the Italian School achieved in the Thirties.

 


 

Сенькина Анна Александровна

Изящная словесность как дидактический материал: к истории использования художественных текстов в хрестоматия для младших классов.

Авторы первых отечественных учебных пособий для начального обучения чтению брали за основу популярные европейские учебники (как правило, немецкие) и перерабатывали их, адаптируя содержание к реалиям русской школы. Присутствие в школе переводных европейских учебников было вполне характерным явлением для российской школы конца XVIII – начала XIX вв., однако существенным отличием такого рода учебников стало появление в них наряду с текстами нравоучительного и научно-публицистического содержания в качестве примеров для чтения произведений художественной литературы. В зависимости от образовательных целей и задач преследуемых автором книг для обучения чтению произведения так называемой высокой литературы или их фрагменты были включены либо в качестве «образцов изящной словесности» (как в хрестоматиях для средней и старшей школы), либо служили иллюстрациями к сведениям из разных отраслей наук, поэтому, как правило, и располагались сразу после описания того или иного понятия, явления, объекта из окружающей природы. Постепенно в книгах для обучения чтению количество художественных текстов увеличивается, а сами учебные пособия становятся похожими на антологии отчественной литературы. Авторы-составители стремятся подобрать такое произведение литературы, форма и содержание которого удовлетворяла всем задачам начального образования и воспитания, при этом если списки тех или иных авторов и художественных произведений в учебники и хрестоматии для среждней и старшей школы был строго определен учебной программой, то содержание книг для чтения в начальной школе конкретно не регламентировалось.
Зачастую выбор тех или иных художественных фрагментов составителем для своего учебного пособия неочевиден, включении произведения в содержание зависело от множества обстоятельств. Во-первых, это личные предпочтения автора, его эстетические и иделогические предпочтения в литературе. Во-вторых, популярность и признанность того или иного автора в современом обществе, в третьих – не менее важным оказывался педагогические опыт предшественников в составлении подобного рода пособия,составители ориентировались на существующие книги для чтения и перепечатывали те или иные произведения из них, таким образом художественные произведения повторялись, кочуя из книги в книгу. По сути, формируется школьный литературный канон, без знания которого невозможно представить содержание начального образования.
В докладе будет рассмотрен процесс формирования устойчивого набора художественных текстов, используемых при начальном обучении в довреволюционной школе. Помимо этого будет проанализирована практика использования художественной литературы в качестве дидактического материалы в книгах для начального обучения чтению. По вполне понятным причинам большие произведения можно включить в учебное пособие лишь в отрывках. При этом составители разных хрестоматий выбирали не только одни и те же произведения, но и одинаковые фрагменты. Как правило, отрывки получали самостоятельное заглавие, подвергались минимальной доработке (дописывалась начальная и финальная фраза), необходимой для автономизации фрагмента и придания ему свойств (и, соответственно, статуса) самостоятельного текста. В результате возникает не только устойчивый корпус хрестоматийных произведений, но и целый ряд «хрестоматийных отрывков» из них.

 


 

Сидорова Ольга Григорьевна

«Англиский язык … так же важен, как латинский»: первые русские учебники английского языка для детей В. С. Кряжева

Систематическое изучение новых европейских языков в России началось в 18 веке, и именно тогда появились первые учебники иностранных языков для русских. В связи с ситуацией «возвращения» России в Европу, первыми учебниками были пособия по немецкому и французскому языкам. В этот период английский язык не был популярен в России и, как правило, не включался в программы учебных заведений, кроме военно-морских школ, где он был обязательным предметом (что было связано с преобладанием английской морской терминологии). Преподаватели Морского Шляхетного корпуса в Санкт-Петербурге Прохор Жданов и Михаил Пермский были первыми россиянами, создавшими учебники английского языка для русских студентов, которые, однако, были в значительной степени адаптациями (переводами) с других языков.
Первые оригинальные учебники английского языка в России были созданы Василием Степановичем Кряжевым (1771 – 1832), известным педагогом, публицистом и переводчиком. Это «Руководство к англинскому языку», 1791г.; «Англинская грамматика с прибавлением разговоров, изданная в пользу обучающихся сему языку, в особенности в пользу благородных воспитанников в Пансионе при Московском университете», 1795г. и хрестоматия «Избранные сочинения из лучших англинских писателей прозою и стихами для упражнения в чтении и переводе», 1792. В 1811 г. В. С. Кряжев открыл в Москве частный пансион для мальчиков, «имея в виду, как говорилось в объявлении, … «доставлять родителям средства воспитания детей их так, чтобы они были способными для государственной службы чиновниками». Учебники английского языка В. С. Кряжева предназначены для детей 10 – 14-летнего возраста, что отчетливо становитсяпонятно при анализе их текстов.
Анализ учебников В. С. Кряжева по английскому языку 1791 и 1795 гг. будет представлен в докладе.

 


 

Стоюхина Наталья Юрьевна

Проблемы презентации психологического знания в российских школьных учебниках по психологии в ХХ в.

Психология как учебный предмет начала свое существование в российском образовании с 1804 года. Первый учебник по психологии был написан профессором Харьковского университета Людвигом Генрихом Якобом в 1812 г. Но XIXв. был не самым благополучным для введения школьного психологического знания – психология как учебная дисциплина была выведена из программ гимназий через несколько лет, чего не скажешь о ХХ в., явившем – на фоне расцвета психологии – разнообразнейшие формы подачи учебного знания.
После того, как в 1905 году Министерством Просвещения психология была разрешена для преподавания, до 1918 года вышел не один десяток учебников для гимназий: они были разные – популярные и не очень, написанные маститыми учеными (А.П. Нечаев, Г.И. Челпанов) и провинциальными педагогами, толстые и тонкие, общим у них была научность подачи знания, порой подкрепленная рисунками и иллюстрациями. В 1921 году, когда были опубликованы программы единой трудовой школы, речь о психологии в школе не шла.
Вторая попытка для психологии «зайти с парадного» входа в школьные программы была осуществлена 3 декабря 1946 года, когда ЦК ВКП(б) специальным Постановлением обязал преподавать психологию во всех школах Советского Союза с 1 сентября 1947 года. Эта психология разительно отличалась от психологии предыдущего периода, как, впрочем, и 3 учебника (К.Н. Корнилов, Б.М. Теплов, Г.А. Фортунатов и А.В. Петровский). Этот период незаметно закончился к 1958 году… Три учебника этого времени отличались строгой идеологической выдержанность и иллюстративной сдержанностью.
«Экспансия» школьной психологии, начавшаяся в конце 1990-х годов сопровождалась волной учебных изданий по психологии для школ: разные содержательные подходы, разные целевые аудитории – от первого до одиннадцатого класса, разные объемы учебных курсов. Состояние полиграфии в стране позволило разнообразить иллюстративную сторону учебников, но стали ли учебники от этого лучше?..

 


 

Томашевич Ольга Владимировна

«Первый в мире учебник»

В докладе речь пойдет о книге Кемит, созданной в качестве учебного пособия для писцов в Древнем Египте примерно в ХХI в. до н.э. (в конце XI - начале XII династий), когда бедствия Первого переходного периода нарушили традиционную для Востока систему передачи знаний от отца к сыну, т.к. ощущалась острая нехватка грамотных людей. Книга Кемит представляла собой сборник моделей официальных писем, выражений, формул, терминов, необходимых писцу для составления различных документов, распределенных по трем разделам. К сожалению, до нас она дошла не полностью и только в ученических копиях на остраконах, школьных досках и папирусах из Лахуна.

 


 

Фрыс Вера Ярославовна

Греко-католические катехизисы ХІХ века, изданные для обучения детей

Доклад посвящен анализу греко-католических катехизисов, которые издавались в ХІХ веке для «русынив» – украинцев, проживающих на территориях вошедших в состав Австрийской (позже Австро-Венгерской) империи.
На протяжении ХІХ века во Львове, Перемышле, Вене было издано или подготовлено к изданию около 20 катехизисов, предназначавшихся для обучения детей дошкольного возраста, младших и старших школьников и гимназистов в учебных заведениях в которых катехизация проводилась украинским («руськым») языком, а также как пособия для домашнего обучения детей. Издавались катехизисы и для студентов семинарии для более широкого знакомства с вопросами которые могли возникать, а также как методический материал. В зависимости от предназначения все катехизисы имеют четкую структуру хотя и различаются смещением акцентов на те или иные вопросы в зависимости от аудитории которой они предназначались. Интересными кажутся попытки использования новых методов разделения материала для более легкого его усвоения учениками, а также использование новых (на то время) методик преподавания. Печатались и украинские переводы известных в то время австрийских катехизисов. За нашими данными некоторые из сохраненных катехизисов использовались по своему прямому предназначению вплоть до 90-х гг. ХХ века.
Доклад строится на анализе экземпляров, сохранившихся во львовских собраниях и частных коллекциях.

 


 

Heinze Carsten

On the Paedagogisation of National Socialist Ideology in Primers during the Nazi Era in Germany 1933-45

This contribution is meant to pursue the question of which means of indoctrination and manipulation in the context of education in the primary level of elementary school were developed and employed by National Socialist educationalists in order of educating children towards becoming “Volksgenossen” who would actively support the German “Volksgemeinschaft”. In the focus of the observation there is an analysis of primers, in particular the reconstruction of didactic ways of knowledge communication as well as the topical structure of primers (see Heinze 2012).
In this context, first results of a research project on the educational-didactic transformation of the National Socialist ideology in primers of the National Socialist period are presented. The contents of the primers are worked out on the basis of a category-guided qualitative topical analysis of a representative corpus. Among others, the study aims at grasping changes of the topical structure of primers during the period of National Socialism against the background of political and social developments.
Connecting to the studies on the “Grammar of schooling” (Tyack / Tobin 1994; Cuban 1993) and on the “concept of pedagogization” (Depaepe et al. 2008), this lecture is meant to present a textbook research approach which understands the textbook as an element belonging to the context of the “Grammar of schooling”. From the point of view of discourse research, the textbook continues the respective societal discourse in a pedagogically transformed way. In this context the textbook proves to be the interface between discourse and thus-corresponding practical work (see Heinze 2010).
Literature
Heinze, C. (2010). Historical Textbook Research: Textbooks in the Context of the “Grammar of Schooling”. In Journal of Educational Media, Memory, and Society, 2, 122-131.
Heinze, C. (2012). The discursive construction and (ab)uses of a „German childhood” in primers during the time of national socialism 1933-1945. In Paedagogica Historica, 48, 169-183.
Cuban, L. (1993). How Teachers Thought: Constancy and Change in American Classrooms, 1880-1990. 2nd ed. New York, London: Teachers College Press.
Depaepe, M. / Herman, F. / Surmont, M. / Van Gorp, A. / Simon F. (2008). About Pedagogization: From the Perspektive of the History of Education. In P. Smeyers / M. Depaepe (Eds.): Educational Research: the Educationalization of Social Problems (pp. 13-30). Dordrecht.
Tyack, D. / Tobin, W. (1994). The „Grammar“ of Schooling: Why Has it Been so Hard to Change? In American Educational Research Journal, 31, 453-479.

 


 

Цапенко Анатолий Михайлович

О воспитании правовой культуры школьников младших классов

Рассматриваются результаты проведенной работы по качественному и количественному анализу содержания текстов для чтения, предназначенных для самостоятельного чтения школьниками младших классов, в букварях и книгах для чтения из фонда НПБ им. К.Д. Ушинского как дореволюционного, так и советского периодов с точки зрения наличия и количественного присутствия в них ключевых слов и фраз, способствующих формированию у детей положительных правовых чувств, утверждению высокого уровня правосознания, формированию у детей положительного отношения к системе права, формирования понимания ими его необходимости и ценности. Отмечается, что качественное и количественное присутствие таких ключевых слов и фраз в текстах букварей и книг для чтения различно в разные временные интервалы исследованного хронологического среза, что, по-видимому, отчасти связано с имевшим место в ту эпоху сломом общественных отношений и осуществлявшимся переходом от патриархально-державной парадигмы общественного развития к коммуно-тоталитарной.
Также делается вывод о том, что именно имеющиеся в обществе обыденное правосознание обывателя, ориентирующегося на свой житейский юридический опыт, и его установки по отношению к праву и правовым явлениям в общественной жизни, не всегда при этом являющиеся положительными с точки зрения требований современной эпохи, опосредованно транслируются составителями букварей и книг для чтения в тексты своих учебников, что в свою очередь способствует консервации устаревших общественных взглядов и установок, а также и их дальнейшему воспроизведению в культурном поведении следующих поколений. Представляется, что ясное понимание механизма такого процесса консервации правосознания подрастающего поколения, например сохраняющееся на протяжении жизни нескольких поколений патриархальное правосознание в период декларируемого и насаждаемого сверху коммунистического, может способствовать нахождению путей выхода из порочного круга постоянной генерации неразвитости правового сознания взрослого населения страны и формированию в обществе правосознания либерально-гуманистического типа.

 


 

Черказьянова Ирина Васильевна

Учебники для немецкой сельской школы последней трети XIX – начала XX в.

Начиная со второй половины XVIII в. немецкие поселения основывались в двух основных регионах – на Волге (Саратовская и Самарская губернии) и Юге России (Екатеринославская и Таврическая губернии). Существовали колонии на Северном Кавказе, в Прибалтике, под Петербургом, в Волынской, Воронежской и Черниговской губерниях. Позже появились дочерние колонии на Южном Урале, Сибири и Казахстане.
Пореформенное время внесло существенные изменения в практику немецкой колонистской школы. С 1881 по 1892 г. все типы школ были переданы из ведения МГИ и МВД в Министерство народного просвещения. С 1891 г. сельская община утратила право выбирать учителя, но за ней сохранялось обязательство материального обеспечения школы и учителя. Значительно пошатнулись позиции церкви: за духовенством осталось лишь право надзора за религиозным образованием и воспитанием юношества. С 1897 г. начинается перевод преподавания всех предметов на русский язык, кроме вероучения и собственно немецкого языка. В период первой революции немцы добились укрепления позиций немецкого языка в преподавании.
Обучение у немцев было всеобщим и обязательным для мальчиков и девочек с шестилетнего возраста. Учеба продолжалась 6–8 лет. Учебными предметами были: Закон Божий, русский и немецкий языки, арифметика, чистописание, география, история, родиноведение, пение, рисование (черчение), иногда естествознание, гимнастика. Более успешно, по сравнению с лютеранскими и католическими, развивались школы в меннонитских поселениях.
Особенности исторического развития немецких школ, изменение в управлении школами, конфессиональные различия, компактное проживание в разных губерниях России – все это предопределяло механизм выработки, утверждения и применения учебников, вносило тематическое разнообразие в их содержание. Литература по основным предметам утверждалась Ученым комитетом МНП и особыми комиссиями при Рижском и Одесском учебных округах. Учебники для уроков Закона Божьего у лютеран и католиков разрабатывались и утверждались в высших церковных кругах, у меннонитов эти вопросы решали училищные советы, например, Молочанский.
В исследуемый период использовались учебники русского языка, разработанные для начальных сельских школ («для инородческих школ», «для тех детей, которые до поступления в школу не знают русского языка» и т.п.). Это буквари и книги для чтения А.Г. Баранова, Н.Д. Бунакова, М.А. Вольпера, С.И. Гречушкина, Л. Григорьева и Б. Оленина, И.И. Дависа, Д.К. Ушинского, К.Э. Шельцеля. Для изучения немецкого языка применялись учебники, разработанные и отпечатанные в Германии (Г. Шлимбах), Одессе и Риге (Г. Беккер, Р. Мюльман, К. Шёльцель), а также в немецких колониях Гальбштадте и Пришибе (П. Гардер, П. Дик, В. Нейфельд, К. Унру). Учебники арифметики были на двух языках, например, К.П. Арженикова и Ф. Фихтнера. География изучалась по книгам Ф.Ф. Пуцыковича, А.Е. Ступеля, история – С.Е. Рождественского.

 


 

Шикалов Юрий Геннадьевич

Образ Финляндии в современных финских букварях и книгах для начальных школ

В докладе делается краткий обзор современных букварей финского языка, употребляемых в школах Финляндии. Основной упор делается на то, каким образом авторы учебников представляют детям повседневную жизнь современного финского общества. Какое отражение в букварях находят процессы, происходящие в Финляндии (например, изменения в институте семьи, урбанизация, миграционные процессы и т.п.). Кроме того дается оценка образа Финляндии, предлагаемого авторам книг для детей дошкольного и младшего школьного возраста. В качестве примера предполагается использовать книгу «Финляндия Тату и Пату» («Tatun ja Patun Suomi», A. Havukainen, S Toivonen, издательство Otava, 2007 г.).В 2007 году эта книга была награждена главной литературной премией Финляндии «Finlandia Junior» в области детской и юношеской литературы. В настоящее время эта книга рекомендована в качестве пособия для подготовительных школ и начальных классов основных школ как одна из лучших книг для маленьких детей по истории и современной жизни Финляндии.

 


 

Шустова Юлия Эдуардовна

Историография восточнославянских кириллических печатных букварей конца XVI-XVII вв.

В докладе рассматриваются проблемы изучения первопечатных букварей XVI-XVII вв. восточнославянской традиции: проблемы библиографии изданий, вопросы изучения букварей в исторической науке, филологами, а также в контексте истории образования. Особое внимание уделяется проблемам историографии изданий Ивана Федорова.

 


 

Юрчик Екатерина Эдуардовна

Педагогические новации в испанских пособиях для начального обучения XVIII века

На материале испанских пособий для начального обучения XVIII века (букварей, катехизисов, пособий) рассматриваются проявления новых педагогических принципов и приемов, связанных с культурными нововведениями испанской «просвещенной монархии».
Целью реформы системы образования, одного из многообещающих начинаний испанского государства в XVIII веке, было воспитание «просвещенных подданных просвещенного государя». В частности, были выработаны законодательные нормы, определившие в самой общей форме цели и содержание начального обучения, принципы его организации и требования к педагогам. Королевская власть допустила к преподаванию учителей, не принадлежавших к религиозным орденам и братствам, и поощряла организацию частных светских начальных школ. Развивавшиеся общекультурные перемены, особенно в городской среде, обусловили «спрос на грамотность». Появились новые учебные пособия (в большинстве своем подчеркнуто авторские), в которых предлагались различные методы скорого и качественного овладения грамотой. Некоторые учебники совмещали функции методического пособия, букваря, катехизиса и хрестоматии. Такие «Методы» или «Наставления учителям» позволяют реконструировать новую дидактику испанского «Века Просвещения».

 


 

Кислова Екатерина Игоревна

Учебные материалы по иностранным языкам в духовных учебных заведениях России XVIII века

В докладе будут рассмотрены особенности учебных материалов, использовавшихся для обучения иностранны¬м языкам в семинариях¬ России в XVIII в. В качестве источников используется архивные и историческ¬иеданные из различных духовных учебных заведений (в первую очередь – Москвы и Санкт-Петербурга, однако привлекаются данные и по провинциальным семинариям). Цель доклада – показать, каким образом происходил отбор учебных текстов и адаптация универсаль¬ных учебных материалов (грамматик, учебников, текстов для чтения) к специфике духовного образования. Основное внимание будет посвящено преподаванию французского и немецкого языков, а также проблеме взаимодействия светской и церковной культур в рамках духовного образования.

 


 

Асонова Екатерина Андреевна

Круглый стол: учебник vs книга

Восприятие литературного (фольклорного, текстового) произведения ребенком младшего дошкольного возраста имеет удивительную особенность: для ребенка автором текста является мама. Автор — это тот, кто создает текст. Мама или другой взрослый, читая вслух сказку, становится ее автором.

Постепенное взросление связано с тем, что текст книги воспринимается в тесной взаимосвязи со способом его подачи: иллюстрации, организация самого текста на странице. Переход к самостоятельному чтению — это переход к новому восприятию произведения: без посредника взрослого и с погружением в пространство книги. Особенно детской современной книги (книжки-картинки, комикса, рисованной истории или художественного издания, книги со смешанным текстом — как в повести-сказке Маленький принц).


 

Власов Сергей Васильевич (Санкт-Петербургский государственный университет)

Особенности начального обучения французскому языку по букварям, изданным в России во второй половине XVIII в.

В выступлении рассматриваются некоторые особенности структуры и содержания французских букварей, изданных в России во второй половине XVIII века, и прослеживается их эволюция в направлении секуляризации начального обучения французскому языку. За исключением «Вожака» Ф. Каржавина 1794 г., эти буквари известны лишь по их библиографическому описанию и еще не были предметом научного изучения, которое осложняется еще и тем, что они плохо сохранились до наших дней. Некоторые из них существуют в единичных экземплярах и представляют собой библиографическую редкость. Для первых французских букварей, опубликованных в России в XVIII в. (например, для «Французской азбуки» А. де Лави 1767 г.), характерно начальное обучение языку путем заучивания религиозных текстов из катехизиса, обучение, присущее еще культуре Средних веков и Возрождения и восходящее к европейским азбукам XVI-XVII вв. Однако постепенно, наряду с текстами молитв и Символа веры (и даже вместо них), в начальном обучении французскому языку начинают все более и более использоваться назидательные тексты светского содержания - короткие басни и, как нам удалось установить, изречения великих французских моралистов (например, «Максимы» Ларошфуко в «Наставлении, как по-французски исправно читать и произносить» Якоба Сигезбека 1774 г., в «Новом методическом способе учиться хорошо читать» Ж.-Ф. Вегелина 1791 г. и в анонимной «Французской азбуке» 1794 г.), а также анекдоты и короткие забавные истории. Из тематических словарей, часто заимствованных из популярной французской грамматики Ж.-Р. де Пеплие и составляющих одну из важных особенностей французских азбук, начинают исчезать разделы о «божестве и о вещах, касающихся до закона», т. е. относящихся к христианской религии, как в уже упомянутой нами азбуке Я. Сигезбека. Вместо этих «отвлеченных» и сложных для детского понимания вещей основное внимание уделяется словам и фразам, связанным с повседневной жизнью человека, заучиваются слова и «разговоры» «о хлебе и соли, о кафтане и сапоге, о доме и домашнем быту и пр.» («Новый французский букварь» Петра Богдановича 1785 г.). Важным новшеством академической французской азбуки 1773 г. (переиздана в 1797 г.), до сих пор сохраняющим свою актуальность, является сочетание обучения французской грамматике в обиходных разговорных фразах с изучением общеупотребительной лексики по темам. Среди этих, казалось бы, «элементарных» учебников встречаются и совершенно оригинальные пособия, более интересные по содержанию, чем об этом можно заключить по их заглавию, например, «Вожак, показывающий путь к лучшему выговору букв и речений французских» известного русского просветителя Федора Каржавина (1794 г.), в котором содержатся уже элементы истории французского языка и французского просторечия, или «Поучительная азбука» И. Фабиана с ее замечательными учебными диалогами, написанными простым языком, полным ярких, врезающихся в память образов.

Власов Сергей Васильевич, Московкин Леонид Викторович (Санкт-Петербургский государственный университет)

Учебники русского языка для иностранцев первой половины XVIII в.: адресат, содержание, бытование

В докладе рассматриваются учебники русского языка для иностранцев, опубликованные в первой половине XVIII века: учебники Г.В. Лудольфа, Э. Копиевича, В.Е. Адодурова, М. Шванвица, а также анонимная «Грамматика Французская и Руская…» 1730 года. Они отличаются друг от друга адресатом и лежащими в их основе лингвометодическими концепциями.

Сведения об авторах:

Власов Сергей Васильевич, кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой французского языка Санкт-Петербургского государственного университета. Тел. 8-921-580-10-87. vir3@pochta.ru

Московкин Леонид Викторович, доктор педагогических наук, профессор кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания Санкт-Петербургского государственного университета. Тел. 8-921-775-67-85. moskovkin@ropryal.ru (812) 325-11-32.


 

Нина Викторовна Ревякина

О диалогах Вивеса «Практика латинского языка»

Хуан Луис Вивес (1492-1540) – выдающийся европейский гуманист, педагог, просветитель. Среди его педагогических работ диалоги «Практика латинского языка» занимают особое место. Написанные в 1539 г., они пользовались огромной популярностью и выдержали за полстолетие около 50 изданий. Диалоги это своеобразный учебник, с помощью которого учащиеся глубже осваивают латинский язык. По своему значению они сходны с «Разговорами запросто» Эразма Роттердамского. Но в отличие от работы Эразма, где представлены подчас широкие рассказы на самые различные жизненные темы, у Вивеса в кратких диалогах обсуждаются ситуации главным образом из школьной жизни. Из 25 диалогов в первых 15 диалогах участники диалогов (учащиеся, их родители, наставник, надзиратель – 3 - 5 или более человек) рассматривают темы, связанные с утренним подъемом, первым приветствием, подготовкой к школе, самой школой и содержанием образования в ней, письмом, перьями, чернилами и бумагой, возвращением домой, отдыхом, одеждой школяров, кухней; в последующих диалогах, наряду с темой образования, обсуждаются вопросы об образовании и воспитании принца, королевском дворе, пире, обеденном зале, пьянстве, игре в карты, о теле человека. Диалоги помогали учащимся изучать латинский язык, который продолжал и в это время оставаться основным языком образования, они обогащали лексику, давали знание тонкостей языка. Диалоги – произведение гуманиста, они содержат гуманистические подходы к целому ряду вещей, гуманистические мысли. В диалогах интересны и описание быта школьников, их менталитет.


 

Шапошникова Татьяна Дмитриевна

Культурологический контекст преподавания предмета «Основы мировых религиозных культур и светской этики» в общеобразовательной школе.

Дискуссия по поводу введения предметов религиоведческого курса в общеобразовательную школу, которая активно велась в нашем обществе с начала 90-х годов, закончилась введением курса « Основы религиозных культур и светской этики» в начальную школу. Его цели и задачи имеют непосредственное отношение к той части Стандартов, которая обозначены как новая предметная область «Духовно-нравственная культура». Предмет направлен на знакомство учащихся с религиозной культурой народов нашей страны, как части общенациональной и мировой культуры. Сегодня важный вопрос заключается в подходах к отбору содержания предмета, к технологии реализации этого значимого для страны проекта, в учете психологии как учащихся, так и обучающих их педагогов. В преподавании нового предмета особенно важно соблюдение верного соотношения религиозного и светского. Современному учителю придется разобраться, ЧТО является содержанием религиозного образования, КАК можно рассматривать факты религиозной культуры, не вступая при этом в конфликт с принципом научности и мировоззренческого плюрализма, лежащими в основе современного школьного обучения; зачем следует изучать основы религиозной культуры в школе и как преподавать культуру, которая является ключевым словом в новом предмете. Культурологический контекст изучения предмета является эффективным средством формирования у школьников поликультурной компетентности - интегративного качества, включающее систему поликультурных знаний, интересов, потребностей, мотивов, ценностей, качеств, опыта, социальных норм и правил поведения, необходимых для повседневной жизни и деятельности в современном обществе, реализующееся в способности выстраивать позитивное взаимодействие с представителями разных культур, национальностей, верований, социальных групп. Содержание поликультурной компетентности включает принятие человеком культурного и религиозного разнообразия мира, доброжелательное отношение к любой культуре и её носителям. Это значит, что в результате изучения данного курса школьники должны понимать, что каждая духовная культура имеет собственный контекст и свою логику, ни одна культура не может быть лучше другой, поскольку обладает значимым для развития человечества ценностным содержанием. Именно пространство культуры может создать условия для первичного знакомства обучающихся со смыслом и значением ценностей светской этики и религиозных культур, прикосновение к ним, приобщение к решению «вечных» вопросов человечества.

 

 

Russian

English

 
 

Initial page

Program

Executive Commitee

Participants

Abstracts

General Information

Contacts

Cultural program